Skif на русском 22.07.2015 сағат 12:20

Реформирование судебной системы обеспечит верховенство права

План нации по реализации пяти институциональных реформ Президента РК Н. Назарбаева «100 конкретных шагов дальнейшего государственного строительства» даст Казахстану возможность войти в тридцатку развитых стран мира и станет нашим ответом на глобальные и внутренние вызовы современности.

Бөлісу
Бөлісу
Бөлісу

«100 конкретных шагов» придадут Казахстану такой запас прочности, который позволит уверенно пройти сложный период испытаний, не сбиться с пути реализации «Стратегии-2050» и укрепить казахстанскую государственность. План закладывает коренные преобразования в обществе и государстве, главная цель которых – лечение системных заболеваний, а не сглаживание их внешних симптомов», – говорится в данном документе.

В основу плана вошли пять институциональных реформ: формирование профессионального госаппарата; обеспечение верховенства закона; индустриализация и экономический рост; идентичность и единство; формирование подотчетного государства.

Вторая реформа подразумевает совершенствование системы отбора судей и модернизацию судоустройства и судопроизводства, то есть переход от пятиступенчатой системы правосудия (первая, апелляционная, кассационная, надзорная и повторная надзорная) к трехуровневой (первая, апелляционная, кассационная). Будут ужесточены квалификационные требования и механизмы отбора кандидатов на должность судьи, расширена область применения суда присяжных, усилены возможности судебного контроля за досудебным производством и многое другое, что в совокупности позволит судебной системе обеспечить верховенство права.

Хотелось бы подробнее остановиться на вопросе усиления судебного контроля путем обеспечения баланса между обвинением и защитой за счет поэтапной передачи следственному судье полномочий по санкционированию всех следственных действий, ограничивающих конституционные права человека и гражданина.

В соответствии с Концепцией правовой политики до 2020 года обеспечение защиты конституционных прав и законных интересов граждан, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства, является важнейшим направлением развития судебно-правовой реформы, поскольку права и свободы, как гласит наша Конституция, являются высшей ценностью.

Новым Уголовно-процессуальным кодексом РК реализовано данное направление реформы и введен новый институт – следственный судья, осуществляющий контроль за соблюдением прав, свобод и законных интересов лиц в уголовном досудебном производстве. Назначается он председателем суда первой инстанции из числа судьей этого же суда и при необходимости может быть переназначен.

Согласно статье 55 УПК следственный судья наделен правом санкционировать 12 процессуальных действий и решений, рассматривать 8 вопросов и выполнять 8 иных полномочий. Однако это первый этап правовой реформы, на котором законодательно учрежден следственный судья и определены его функции. В настоящее время указанный объем полномочий суда не является достаточным для осуществления надлежащего судебного контроля за досудебным производством. В связи с этим положениями Концепции правовой политики и национального плана Лидера нации по реализации пяти институциональных реформ предусмотрено дальнейшее усиление судебного контроля. То есть следующий этап судебной реформы должен быть направлен как на расширение полномочий следственного судьи, так и на совершенствование форм и методов его процессуальной деятельности.

В целях обеспечения защиты прав и свобод граждан, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства, необходимо передать следственному судье право санкционирования всех действий и решений, принимаемых при производстве по уголовному делу, исключив предус­мотренную действующим законодательством процедуру их согласования с прокурором.

Согласно уголовно-процессуальному законодательству за прокурором закреплено право санкционирования шести из десяти негласных следственных действий, а также с ним необходимо согласовывать множество процессуальных действий и решений лиц, осуществляющих досудебное расследование. Тем самым в некоторых случаях прокуроры фактически выполняют функции, присущие суду. Например, ходатайства следователей о санкционировании мер пресечения, наложении ареста на имущество конкретного лица, применении мер безопасности в отношении лиц, участвующих в деле, не всегда доходят до суда, поскольку это зависит от решения прокурора, а следственные органы обязаны согласовывать свои решения с ним. Таким же образом поступают в суд материалы о санкционировании процессуальных решений, о рассмотрении других вопросов, отнесенных к его компетенции. При этом закон не предусматривает возможность непосредственного обращения следственных органов в суд с соответствующими ходатайствами без согласования с надзорным органом. Вследствие чего суд рассмотрит вышеназванные вопросы лишь в том случае, если прокурор поддержит ходатайства следователя.

Аналогичным образом разрешаются вопросы конфискации имущества до приговора в случаях, когда подозреваемый или обвиняемый объявлены в международный розыск либо в отношении них уголовное преследование прекращено вследствие акта об амнистии, истечения срока давности уголовной ответственности, смерти подозреваемого и при наличии сведений об имуществе, полученном незаконным путем. 

В связи с этим для повышения оперативности, процессуальной самостоятельности следователя представляется необходимым исключить процедуру согласования с прокурором вопросов, отнесенных к компетенции суда, направив ему и стороне защиты копии всех материалов, которые представлены следственному судье. При таких обстоятельствах будет обеспечиваться баланс между обвинением и защитой в судах, о чем говорится в Плане нации «100 шагов».

Проводимая реформа распространяется на деятельность всех звеньев судебной системы. Однако военные суды гарнизонов, которые приравниваются к районным судам, не осуществляют полномочия следственных судей вследствие некоторых упущений в законодательстве. 
Так, согласно части 3 статьи 306 УПК РК на досудебной стадии уголовного процесса районные и приравненные к нему суды (следственный судья) рассматривают жалобы на решения и действия (бездействие) лиц, осуществляющих досудебное расследование, прокурора, осуществляющего надзор за законностью оперативно-розыскной деятельности, досудебного расследования, санкционируют процессуальные действия в случаях, предусмот­ренных настоящим кодексом.

Однако, статьями 307, 308, 309 УПК, определяющими подсудность специализированных межрайонных судов по делам несовершеннолетних, судов по уголовным делам, военных судов, выполнение полномочий следственного судьи не предусмотрено. При этом согласно разъяснению надзорной судебной коллегии Верховного суда РК от 16.01.2015 года вопросы санкционирования, рассмотрения жалоб и другие вопросы, отнесенные к компетенции следственного судьи, разрешаются следственными судьями территориальных районных судов общей юрисдикции. Поэтому ходатайства органов уголовного преследования и обращения других лиц о рассмотрении вопросов, отнесенных к компетенции следственного судьи, поступающие в специализированные межрайонные суды, подлежат незамедлительному направлению по подсудности в суды общей юрисдикции.

В результате изложенных обстоятельств в настоящее время в военных судах гарнизонов новый институт – следственный судья – не функционирует. То есть они оказались в стороне от деятельности по обеспечению защиты прав, свобод и законных интересов граждан в досудебном производстве. Полагаю, что подобное положение дел недопустимо, поскольку порождает неоднозначную ситуацию в армейской среде и системе военных правоохранительных органов относительно полномочий военных судов. 

С учетом изложенного для исправления сложившейся ситуации полагаю необходимым инициировать внесение следующего дополнения в Уголовно-процессуальный кодекс: дополнить часть 3 статьи 309 УПК РК пунктом 3. "На досудебной стадии уголовного процесса военные суды гарнизонов (следственный судья) рассмат­ривают жалобы на решения и действия (бездействие) лиц, осуществляющих досудебное расследование, прокурора, осуществляющего надзор за законностью оперативно-розыскной деятельности, досудебного расследования, санкционируют процессуальные действия в случаях, предусмотренных настоящим кодексом. В случаях отдаленности места расположения военных судов гарнизонов, а также при обстоятельствах, не терпящих отлагательств, вопросы санкционирования, рассмотрения жалоб и другие вопросы, отнесенные к компетенции следственных судей военных судов гарнизонов, разрешаются районными и приравненными к ним судами, по месту нахождения органа, ведущего уголовный процесс».

Кроме того, из смысла части 3 статьи 306 УПК РК следует, что полномочие следственного судьи районного и приравненного к нему судов распространяется и на военные суды гарнизонов, действующих в соответствии с частью 1 статьи 309 УПК РК в качестве суда первой инстанции. А соглас­но пункту 9 статьи 7 УПК РК суд первой инстанции – это районные и приравненные к ним суды (городские, специализированные межрайонные, военные суды гарнизонов), рассматривающие в соответствии с подсудностью уголовные дела, поступившие после завершения досудебного расследования либо после отмены судебного акта. Изложенное, на наш взгляд, предусматривает полномочие военных судов гарнизонов на осуществление деятельности следственных судей, без специальной оговорки в статье 309 УПК РК. 

В связи с этим, не дожидаясь внесения соответствующего дополнения в УПК РК, полагаю возможным формировать институт следственных судей в военных судах гарнизонов и обеспечить их работу в части контроля за досудебным производством.

Оқи отырыңыз

загрузка...

Соңғы жаңалықтар

Аптасына бір рет ең танымал мақалалардың дайджесін жібереміз

Қызықты материалдар